Рецензия на Origin Of Symmetry

Дата: 19.06.2001
Тип: Российская пресса
Автор: Ronin

Откройте дверь. Выходите на площадку. Дверь за собой можно не закрывать, в преддверии того, что вы собираетесь сделать, это незначительно. Нажмите кнопку лифта. Вам — на самый верх. Пока лифт медленно ползет вверх, можно почитать то, что нацарапано на стенах. Выйдите на площадку последнего этажа и посмотрите вверх. Вам повезло — люк на крышу открыт. Плотно прикройте его за собой, а лучше всего придавите чем-нибудь тяжелым, вам наверняка попытаются помешать. Итак, вы на крыше. Сейчас медлить очень опасно, поэтому быстро подходите к краю крыши и вставайте на самый карниз. На самый, самый край. Медленно смещайте центр тяжести вперед. Поднимите голову вверх, внизу все равно ничего интересного не увидеть. И когда за яркими медленными видами детства все ускоряясь и ускоряясь понесутся кадры все более бессмысленной и убогой жизни, когда тело уже неотвратимо пройдет точку из которой ещё можно откинутся назад и остаться на крыше, когда руки повинуясь извечному зову раскинутся и затрепещут как крылья — вы услышите музыку. Тогда вы проснетесь и заплачете от боли. От того, что снова не удалось полететь. И в тоскливой сдавленной руками голове будет биться музыка…

Простые пространства музыкальной палитры Muse с выпуклыми, резко очерчеными пиками басов, сыроватыми низинами гитарного «как-бы» нойза и тонкими вибрациями клавишных, напоминают так много всего, что не стоит и перечислять. Но вот над ними и в них, трепеща и дрожа от холода, от тоски, от переполняющей непридуманной нервной истомы стынет птица. Эта птица — голос Мэтью Беллами. Один взмах крыла и, секунду назад знакомый пейзаж обыкновенных риффов, магически трансформируется в унылое полотно, словно бы вырезанное из чьих-то застывших сновидений. И потом, только потом, ты проникаешься и проникаешь в кажущуюся простоту и знакомость строений и ходов. К слову — обратных ходов нет.

Потрясающее чувство юмора. Назвать чуть-чуть искаженный настоящими временами блюз как: Feeling Good. Тоже кажущееся смешным предложение — устроить дуэль между Йорком и Беллами — кто выжмет из слушателей больше боли.

Это как плачущий романс. Это как опера. Это как немой вопль одиночества городов. Знаю одно — не каждый может выдержать роковую любовь с такой музой. Не каждый может пилить себе вены постепенно.