Music 365 - Мы - дети звезд - интервью с Мэттом

Дата: 15.03.2001
Тип: Перевод
Автор: Anny Dee Clean

2000 год был очень напряжённым годом для “MUSE”. Они умудрились отыграть на более чем 50 фестивалях в течение лета, в том числе на фестивалях в Рединге и Лидсе, а также выступить на разогреве групп “Foo Fighters” и “Red Hot Chili Peppers”.
Недавно на “Mushroom” вышел их сингл “Plug In Baby”. Он фантастичен. Вам понравится. Верьте нам. Журналисты “Music 365” встретились с Мэттом Бэллами и узнали от него даже больше, чем рассчитывали. Мы хотели просто расспросить его по поводу нового альбома, но он так интересно отвечал нам, что вместо этого мы узнали о его взглядах на смерть, религию, эволюцию, творения человека, генетику и “скрытую симметрию в волновых функциях”. Скажем так, это не для открытия университета, но в плане общего образования весьма познавательно…

Вы выпустили новый сингл “Plug In Baby”. Он такой, слегка выходящий за границу, не так ли? Неужели мы именно этого должны были ожидать от альбома?
Мне он нравится. Он демонстрирует то, как наша группа звучит живьём. Это как раз то, чего мы хотели добиться. Не особо много вещей на диске отличаются от этой песни. Есть один или два трека, на которых вообще нет гитар, например, это довольно нехарактерно для нас.

Так что, ты использовал человеческие черепа при записи этого альбома?
Ну, мы использовали пару костей — и всё. Это было больше для акустики. Я видел концерт Тома Уэйтса, и у него была такая фишка с костями, это звучало довольно круто, вот я и захотел использовать их, правда, не факт, что это были человеческие кости.

Так что этот год преподнесёт “музам”?
Наверное, сплошную критику. В июне выйдет второй альбом, и люди будут одновременно говорить, что он — просто смехотворный, полное дерьмо, и абсолютно гениальный. Я точно знаю, что в этом альбоме есть вещи, которые выходят за определённые рамки, и мне кажется, что у людей сразу же возникнет чувство протеста, потому что в Великобритании котируется только благоразумие.

У тебя весьма выделяющийся вокальный стиль. Откуда он взялся?
На самом деле, формирование личности очень зависит от обстоятельств и воспитания. Я не думаю, что человек может выбирать, кем он станет. Множество вещей вершатся по воле случая. Я затрудняюсь сказать, почему я такой, каким являюсь… так… просто… получилось.

В одном интервью ты сказал, что практиковался с гадальной доской. А в твоей биографии говорится, что ты использовал талант трёх местных ведьм. Может быть, это значит, что у Мэтта Бэллами есть другая, сверхъестественная сторона?
Нет, я абсолютный атеист, я верю в науку. Хотя моя мама очень верила в эти дела. Бывало, я приходил из школы, а она разговаривала с мертвецами. Причём, маме не нужна была гадальная доска, чтобы говорить с ними, потому что она была медиумом. В 12 лет я часто практиковался в этом, но потом мне потребовалось что-то более возбуждающее.

Тем не менее, сейчас это на тебя производит впечатление?
Производило, когда я был моложе… сейчас я уже, пожалуй, привык к этому. Может быть, потому что у меня нет страха смерти. Я всегда открыт для новых идей, новых открытий, но на данный момент не появилось ни одной религии, конфессии или верования, которыми бы я проникся. Слишком уж легко, слишком быстро можно угадать, что за ними кроется. Думаю, это актуальная проблема для людей моего возраста или моложе. Нас ставят в разные ситуации, и мы обнаруживаем, что нет ни Бога, ни какого-то высшего разума, и это заставляет нас терять рассудок. Хотя, может быть, что-то такое и существует.

Это очень большое “если”, не правда ли?
Ну да, и меня очень интересует этот вопрос. Вернее, интересует научная его сторона, некоторые вселенские истины о том, каким образом мы сами стали более удивительными, чем, скажем, Ноев ковчег или что-то типа этого!

Как ты сказал, тебя больше интересует наука, чем религия. Интересует ли тебя, например, генная инженерия?
Ну точно. Может быть, это звучит неубедительно, но я считаю, что именно разум послужил причиной того, что материя развилась в высшую форму. Ну, то есть, до Большого взрыва существовал один чистый разум, он разбился на множество маленьких осколков, из которых сформировались маленькие ядра. Потом эти ядра были окружены электронами — так получились атомы. И теперь в любой своей точке Вселенная имеет высшую форму, в ней есть разум. И Вселенная готовится разбиться на более мелкие осколки, каждый из них постоянно пытается присоединиться к другому материальному телу и стать высшей формой материи. Материя, из которой построены наши тела, первоначально была частью звезды, которая стала суперновой и послужила причиной создания именно этой солнечной системы. Если сказать образно, мы — дети звёзд. Мы состоим из элементов, из которых состоит весь окружающий нас мир.

Вау…!
Дело в том, что мы все вместе представляем собой просто коллекцию материи, но тем не менее, на этой планете мы — высшая точка эволюции. Есть причина, по которой мы всё время спорим друг с другом, развязываем войны, учреждаем всяческие международные правительства. Мы пытаемся избавиться от бремени разума и снова стать одним целым. Этого никогда не произойдёт, но именно поэтому у нас так много проблем. Вот почему в прошлом так много цивилизаций пришли в упадок — нам просто не хватает чего-то особенного.

Ты что, фанат Стивена Хоукинга? Ты вообще, читал его книги?
Ну, я читал только пару книг по этой теме. Я никогда не читал Стивена Хоукинга, потому что его книги слишком сложны для меня.

Скажи, ты занимался самообразованием?
Да, потому что это единственный способ познать себя как индивидуальность, попытаться изучить всё. То же самое касается и музыки: это единственный способ, чтобы это сработало.

Ты когда-нибудь пытался выразить свои собственные убеждения и познания в музыке?
Конечно, полностью. Последний альбом посвящён эволюции человечества, тому, куда мы идём, и границам, в которые мы упираемся. Мы должны преодолеть тот факт, что мы изобрели водородную бомбу, а мы до сих пор обвиняем в этом друг друга. Нам нужно ещё многому научиться. По-моему, мы должны развиваться следующими способами. Либо генетически менять самих себя, приспосабливать себя к жизни в космосе, или же генетически менять наших детей, чтобы они приспосабливались к жизни в других атмосферах. Дело идёт к тому, чтобы мы могли контролировать свою эволюцию. Сейчас развитие наших физических тел должно стать нашей обязанностью, потому что у нас есть возможность и сила сделать это.

Так что, нет ничего удивительного в том, что Мэтт утверждает: название нового альбома будет отражать его интересы. “Попытка найти порядок в хаосе” и “Попытка найти симметрию в волновых функциях”. Серьёзно, высшая симметрия? Бьюсь об заклад, в конце концов он назовёт свой альбом “Muse”…