Интервью о фестивале Гластонбери

Дата: 03.07.2004
Тип: Перевод
Автор: Белка

Как проходили ваши предыдущие фестивали в Glastonbury?
Я был 4-5 раз в качестве зрителя и дважды играл. Первый раз был самым лучшим, даже просто прийти туда, впервые увидеть все это ночью — это было невероятно. Это было в 1995 году, и погода была прекрасная, но я честно не помню, кто там был. Я действительно помню, как мы были на Green Fields с акустической гитарой, играли Nirvana сидя вокруг костра. Я люблю такое — вы можете гадать по руке, исследовать альтернативную энергию, рисковать собственным сознанием… Это был первый раз, когда я по-настоящему сбежал от цивилизации. А в 1997 году я заплатил одному фермеру 10 фунтов за то, чтоб прятаться у него в копнах сена!

Это и сейчас что-то особенное?
Определенно. Я побывал на двух сотнях фестивалей — в Америке, Австралии, Японии, России — и для меня Glastonbury остается лучшим в мире, бесспорно лучшим. Невероятное разнообразие, это настоящий фестиваль; на других фестивалях вы просто видите разных рокеров, не выходящих за пределы ординарного, а здесь вы можете увидеть все.

Каков рецепт хорошего фестиваля?
Просто убедитесь, что вы в хорошей компании друзей. То есть с людьми, которые открыты всему (open-minded) и наверняка забудут дома всякие увлажняющие кремы и прочую фигню; вам не нужны люди, которые потратят все время на то, чтоб оставаться холеными и лоснящимися. А если погода ужасная и вам приходится идти в туалет on a newspaper in the tent (Прим. пер.: Интересно, это как???) , убедитесь, что это люди, с которыми вы не будете чувствовать себя неловко. И помните: вам вовсе не надо смотреть на всякие там группы! Прикол в том, чтоб пойти блуждать где попало и потеряться, и найти beserk things — костры, где вы можете встретить лучших друзей, посидеть с ними пару часиков и пойти дальше. Я действительно люблю эстрадные представления и круглые тенты, это лучшие места, где можно задержаться. Для этого и были придуманы фестивали — чтоб увидеть на эстраде всякий разный народ.

А в другие разы?
В 1998 году грязь потеряла прелесть новизны. Я потерял ботинки, тент был полон всякой дряни, в туалетах все лилось через край — короче, все выглядело с самой худшей стороны. Но даже тогда было весело, и было просто здорово смотреть фестиваль, не обращая внимания на такие мелочи. Это дух Glastonbury, не так ли? И это английский дух. Нам нравится принимать вещи такими, какие они есть.

Glastonbury меняет вашу игру?
Я не знаю. Когда мы играем, мы хотим, чтоб это был опыт, меняющий жизнь, так что люди чувствуют, что имеют дело с чем-то неординарным — с тем, что они видят внутри нас. Мы пытаемся показать то, что обычно не можем показывать. Так что на Glastonbury, когда толпа и даже сама группа не знают, во что это выльется, может быть, это и происходит. Возможно, это нечто, соединяющее нас с нашим пещерным доисторическим прошлым. Наша эволюция заняла много времени, не так ли? Может быть, это праздник наших прежних «я».

Что далее?
Мы выступаем с Cure в Америке, затем едем в Австралию, возвращаемся в Америку… потом делаем перерыв. Я не знаю, будем ли мы записывать новый альбом. Может быть, мы исчезнем.