Отчет о первом выступлении Muse в Нью-Йорке

Дата: 01.08.1999
Тип: Перевод
Автор: Anny Dee Clean

The Phoenix Media/Communications Group

На одной сцене с «Muse»

20.30. Я приехал в клуб «Brownies», чтобы увидеть дебютное выступление «Муз» в Нью-Йорке. Это популярное молодое британское трио только что подписало контракт с лейблом Мадонны «Maverick» на какую-то безумную сумму. Фишка, собственно, в чём: это 20-летние парни, они написали 80 песен, и они звучат как «Radiohead». Этот самый концерт — «кот в мешке» (хотя приглашены всяческие люди из СМИ, они понятия не имеют, что им будут показывать, ведь дебютный альбом не будет выпущен ранее сентября) , и это значит, что список гостей включает в себя гораздо больше народа, чем может вместить в себя маленький клуб на авеню А.
Вот я захожу на сцену: крутой аппарат настроен на гитару, которая приаттачена к самой дорогущей педали, которую я лично видел, это даже не педаль, а какая-то ступенька. Сама гитара висит на очень растягивающемся ремне. Всё это кажется мне очень милым.

20:37. В толпе чрезвычайно много сотрудников различных рекорд-лейблов. Я никогда не видел их в клубах такого размера, пока не приключилось это шоу. Я подошёл к столику, зарезервированному за MTV. Я поинтересовался, что они думают о группе «Muse». Они ответили очень вежливо: «Их часто сравнивают с Radiohead», — предположил один из них.

20:42. Молодые женщины за заранее зарезервированным столиком разворачивают самодельный плакат с надписью «Тейнмут». Он напоминает о маленьком городке, расположенном на южном побережье в графстве Девон, откуда родом «Музы» и эти самые девушки. Одна из этих девушек сообщает мне, что басист Крис Волстен Холм только что стал папочкой. Уау, но ведь ему всего 20, не так ли? «Нет, — отвечает она, — не может быть, он ходил в школу вместе с моим братом. А моему брату 28, значит, ему не может быть меньше 26-ти».

20:45. Наши вычислительные упражнения прерывает группа «Muse», которая берёт свои инструменты и запевает сингл «Uno», сейчас взошедший на 73-е место в чартах. Это сингл звучит как гибрид основной части радиоголовной «Paranoid Android» вперемешку с ритмом ча-ча-ча. Достаточно модно на сегодняшний день.

20:46. Вокалист/гитарист Мэттью Бэллами впервые открывает рот и уау! Этого парня зовут Том Йорк. Полукошмарные вибрации, нарушающие ритм мелодии, вечные придыхания, фальцет, который парит в воздухе как ядовитый газ. В течение следующих 40 минут больше ни о ком мысли не приходят в голову. Его гитара звучит похоже на Джонни Гринвуда. Даже больше, чем позволяют приличия. (В июньском номере «Melody Maker» Бэллами ответил так на вопрос по поводу похожести на «радиоголов»: «Мы не можем совсем отрицать это полностью. Есть определённое сходство. Тем не менее, до следующего альбома „радиоголов“ мы занимаем эту нишу». Заметьте, что их тон говорит больше, чем их ответ.)

20:55. Они звучат лучше и намного громче, чем большинство групп, которые играли в этом зале, хотя бы имея в виду чистоту звука и объём. Главная разница: они привезли с собой своего собственного звукорежиссёра (он запулил реверберацию в припеве «Cave») . Бритые парни в первых рядах трясут головами или (в том случае, если они хорошо одеты) просто смотрят и одобрительно кивают головами.

21:06. «Музы» играют «Muscle Museum», очень хорошую песню с ритмом старого регги, добавьте к этому минорные аккорды фламенко и ритм мэйнстримового рока. Большую часть шоу я наблюдал, как двигаются пальцы Бэллами по грифу, но внезапно во время гитарного соло я заметил, что мелодия совершенно не соответствует тому, что он играет. Потом я просёк, что это — не гитарное соло: Мэттью воспроизводит своим голосом гитарные ходовки, и они звучат как вторая гитара. Это было сумасшедшее впечатление.

21:11. «Тейнмут, — парень, сидящий сзади меня, шепчет своему другу, — это такая деревня?».

21:25. «Muse» заканчивают выступление безупречно звучащим «Showbiz», заглавным треком с их скоро выходящего альбома, затем удаляются. Криков «бис» не звучит: их шоу порождает профессиональный энтузиазм, оно не предназначено для наслаждения фанатов. Хотя я просто потрясён их неординарностью — голос Бэллами просто ошеломляет — волнение начинает пропадать, потому что оно полностью и бесстыдно черпается из одного источника.

23:45. Я возвращаюсь домой и сразу же залезаю в И-нет, чтобы отыскать инфу про «Muse»; вместо этого возникает инфа про альбомы пары других групп с таким же названием. Возможно, они так называют себя, потому что хотят быть чересчур похожими на английских «Муз». Тем не менее, я снова послушал «OK Computer», только чтобы сослаться на него, и был удивлён, как он отличается от того, что я слышал час назад. Какие на самом деле «Музы» тонкие и непредсказуемые, какие нежные и испуганные. На самом деле, это Том Йорк поёт «Exit Music (For a Film) », вот он заканчивает песню своим интимным шёпотом, его голос пылает как лёд, протестуя против машин, которые приглашают его присоединиться к ним и создать «мыльную» версию своей команды. «Мы надеемся, что ты задохнёшься. Что ты задохнёшься».